Экс-премьер Марис Гайлис:"Уехавшие недавно из Латвии назад не вернутся. Но приедут их дети. Так уже было в 90-х годах"

Ольга Князева
03.07.2018 15:30:00

Что определяет привлекательность Латвии? Что делает ее особенной по сравнению с другими странами? И в чем содержится особый латвийский код магнетизма? Эти темы стали поводом для дискуссии с экс-премьером Латвии и бизнесменом Марисом Гайлисом на прошедшем на прошлой неделе фестивале LAMPA в Цесисе. По мнению Гайлиса, наша уникальность заключается в простых людях, красивых женщинах и грибных лесах. Это то, ради чего в Латвию приезжают иностранцы. Но почему же тогда латвийцы уезжают из страны и как их вернуть назад?

Гайлис уверен: мы сами ощутим код магнетизма Латвии в тот момент, когда остановится поток отъезжающих из страны. Но при этом Риге и Латвии не надо равняться на крупные страны и мегаполисы, такие как Лондон и Нью-Йорк, потому что это несравнимые вещи. "Кому-то Латвия может показаться слишком "медленной" страной, тому надо пожить где-то в другом месте, чтобы сравнить стиль жизни. - говорит бизнесмен. - Однако те латвийцы, которые уже уехали из Латвии и прожили за границей какое-то время, вряд ли вернутся. Даже несмотря на то, что не все счастливы из них на чужбине, вернуться сложно по многим причинам. Например, трудно признать, что когда-то твой выбор был неправильным".

Однако Гайлис верит, что через какое-то время в Латвию будут возвращаться дети тех, кто недавно уехал из Латвии. Экс-премьер рассказывает о 90-х годах, когда Латвия только получила независимость, и в страну стали возвращаться иностранные латыши. "Они очень ждали этого события, ехали с удовольствием, учили язык. Тогда было много программ для вернувшихся латышей. Но знаете, кто не приехал в Латвию? Те, кто занимал за границей хорошие должности и получал хорошие заплаты. Это было поколение 40-летних. Им это было уже не надо. Зато приехала молодежь от 20 до 30 лет. Они смогли сделать хорошую карьеру в Латвии, кто-то потом пошел в политику, а кто-то открыл свой бизнес. То время было фантастическим в плане возможностей - все двери были открыты. Так и сейчас. Я верю, что к нам приедет молодежь - дети тех, кто уехал недавно. Главное за этот период, который у нас еще есть - сломать бюрократию в стране. Сегодня это главное, что тормозит развитие".

Гайлис считает, что благополучие страны в первую очередь зависит от политиков. И пока они ведут Латвию в плохую сторону. Бюрократии с каждым годом становится все больше. "Не успевают в Брюсселе что-то придумать, а наши уже это внедрили, - говорит он. - При этом бизнес хватается за голову, разгребая все эти бесчисленные директивы, рекомендации и пр. И понятно, что для привлечения инвестиций в первую очередь нам надо снизить бюрократию. Нам надо научиться доверять предпринимателям, а не видеть в них врагов. Контролировать конечно надо, но и ставить палки в колесо при каждом удобном случае - это ведь преступление".

Гайлис рассказывает, что особенно много бюрократии в строительстве. "Это просто ужас какой-то, - говорит он. - Если 20 лет назад надо было приготовить документы в трех папках, то сейчас нужно просто горы всевозможных справок, разрешений, описания и пр. Причем часто просят документы, которые не имеют никакого отношения к строительству дома или объекта. Никто не хочет ставить свои подписи на документах - не дай бог потом, если что, я буду отвечать за что-то. Беда наших чиновников заключается в том, что они хотят отвечать за процесс, а не за результат или конечную цель. Естественно, что этот процесс должен отвечать всем необходимым европейским регулам, и чем он тупее и длиннее, тем лучше. И чем больше на всех этих документах подписей, тем лучше - так невозможно найти того, кто будет отвечать за все".

Экс-премьер считает, что в поисках кода магнетизма не стоит переусердствовать. Надо жить, как обычно, не суетиться, осваивать новые технологии и гордиться своей культурой. Иначе можно получить обратный эффект. "Мы поймем, что все у нас в порядке, когда люди перестанут уезжать из страны", - считает он.

Ключевые слова

Поделись новостью