Интервью пятницы. Игорь Буймистер: "Тrasta komercbanka стал удобной мишенью..."

Ольга Князева
17.11.2017 10:00:00

Совладелец сегодня неплатежеспособного Тrasta komercbanka Игорь Буймистер долгое время воздерживался от комментариев по поводу событий вокруг банка и от интервью на эту тему. В разговоре с rus.db.lv он высказал свое мнение в отношении тех событий.

- Почему успешно работавший с 1989 года, переживший несколько кризисов Trasta komercbanka попал в такую ситуацию? Ранее звучали многие версии, и одна из них - это "наведение порядка в банковском секторе перед вступлением Латвии в клуб богатых стран ОЭСР". Были версии о том, что кому-то было выгодно сделать бизнес на ликвидации?

- Честно говоря, я не знаю ничего точно настолько, чтобы утверждать однозначно. Могу, как и многие ,только гадать. Подходят обе версии. Хотя в «заговор ликвидаторов» верится с трудом – недавнее задержание группы администраторов, которые были связаны с процессом ликвидации банка, показывает их настоящий вес в политической жизни Латвии. Не исключено, что были какие-то пожелания на высшем уровне о применении своего рода мер устрашения к участникам банковского рынка. Мы были удобной мишенью: с одной стороны, у банка была очень высокая ликвидность (большая часть активов банка составляли деньги на счетах клиентов), с другой - у нас практически не было социально незащищенных групп клиентов, что гарантировало отсутствие протестов со стороны населения.

- То есть в тех событиях была какая-то политическая составляющая?

- Допускаю, что в истории с Тrasta komercbanka были и какие-то личные политические амбиции бывшего руководителя Комиссии по надзору за финансовым рынком, а также его не полное соответствие этой должности.

- Почему вы так думаете?

- Я точно знаю, что банку просто не дали возможности привлечь новых инвесторов с помощью открытой эмиссии акций банка и согласованной с надзором. Тогда у нас уже было подписано несколько соглашений с иностранными инвесторами. К банку не были применены предварительные меры административного воздействия перед тем, как отозвать лицензию, как это прописано в законе. Мы же знаем, какие штрафы и административные санкции, которые в течение последних двух лет были применены к другим участникам банковского рынка. Это, по всей видимости, помогло этим банкам устранить выявленные недостатки, и это правильно.

- Можете ли сегодня назвать те ошибки, которые привели к банкротству банка, и которых, возможно, можно было бы избежать?

- Не отзывать лицензию! Банкротом Тrasta komercbanka стал не в марте 2016 года, когда была отозвана лицензия , а в марте 2017 года, когда администратор Ликвидируемого Акционерного Общества “Траста Комерцбанк” (именно так назывался банк после отзыва лицензии) подал прошение о начале процедуры банкротства. Работа ликвидатора банка привела к банкротству банка. За год банки невозможно цивилизовано ликвидировать. Даже при наличии некоторых ограничений на отдельные процедуры бизнеса (например, не увеличивать кредитный портфель, не открывать новые счета нерезидентов), Тrasta komercbanka был полностью платежеспособен. Ликвидность банка составляла более 70%, индивидуальная достаточность капитала полностью соответствовала норме – более 14% (при ставке, установленной Центральным Банком Латвии 8%).

- А у вас были ошибки?

- Да, они тоже были. Первая и главная: большая экспозиция на Украину. Мы исторически много работали с украинским рынком и много там зарабатывали, финансируя украинские предприятия и банки. Война с Россией обрушила экономику Украины. При банкротстве в 2014 году двух крупнейших частных украинских банков мы впервые с 2001 года понесли убытки. Это и заставило нас искать стратегического инвестора для значительного увеличения капитала, чтобы впредь такие события не влияли на устойчивость банка. При этом, опять замечу, что убытки 2014 года мало повлияли на капитал Тrasta komercbanka – акционеры с 2007 года практически не распределяли прибыль, большую часть держали в капитале банка.Последний раз я вложил большую сумму на субординированый счет капитала банка в сентябре 2015 года, т.е. за 5 месяцев до отзыва лицензии.

Другие ошибки тоже, наверное, были, кто не ошибается при долгой работе? Но с 2013 года банк стал разрабатывать новую концепцию бизнеса, была проведена переаттестация всех сотрудников банка, включая правление. На 30% был обновлен персонал. Была создана новая система контроля документов и распоряжений, позволявшая всем сотрудникам банка видеть, как проходит работа, и при необходимости давать свои комментарии и т.д.

Были ошибки, но все-таки хочу напомнить: Тrasta komercbanka не был оштрафован перед отзывом лицензии, правление банка никогда не было наказано или отстранено за свои ошибки. Были иностранные инвесторы, готовые выкупить новую эмиссию акций банка и гарантировавшие увеличение капитала банка в разы. Почему все это не случилось? Вот главный вопрос...

- Ранее Еврокомиссия указывала на репутационные риски Латвии, у которой в банках большой объем нерезидентских денег. Как вы лично оцениваете эти репутационные риски? Не исключаете ли возможность, что в сфере обслуживания нерезидентов останутся 2-3-4 банка вместе сегодняшних 8, а остальные просто будут выдавлены с рынка?

- Да, абсолютно верно. Это называется конкуренция. Когда-то в Латвии образовался финансовый рынок. В нашей стране очень много образованных и предприимчивых людей, но, потеряв возможность работать на закрывшихся промышленных предприятиях, эти люди должны были найти свое новое место. В том числе и банковском бизнесе. И, смею утверждать, что многие наши банки за эти годы стали очень конкурентными на рынке в своей нише. И не только в том, что многие нерезиденты – это бывшие жители когда-то единой страны (это давало очень большие преимущества в стиле общения банка с клиентом), но и в том, что наши банки впитали в себя все новые современные технологии. Постепенно наши банки стали осваивать и другие страны.

- То есть речь идет о конкурентной борьбе?

- Понимаете, во всех банках мира происходят сомнительные сделки, для этого и вводятся специальные меры борьбы с такими вещами. И мы видим, какие гигантские штрафы платят банки с мировой известностью, когда выявляются подобные нарушения. Всегда какая-то часть финансового потока будет иметь признаки запрещенных операций. Нерезиденты - это наш хлеб: страна небольшая, поэтому важно привлекать клиентов из других стран. И ведь они приносят деньги в нашу страну. Некоторые считают, что это транзитные деньги и что они не оседают в экономике Латвии. Это не так – часть денег лежит в депозитах и работает на нас! И налоги с банковского бизнеса тоже формируются и за счет нерезидентов. Поэтому надо не закрывать банки, а выявлять сомнительные операции и блокировать их, вот и все. Но конкуренцию никто не отменял. А защитить наш банковский рынок могут только политики. Надо им в ноги падать – сохраните наши рабочие места и позвольте банковскому бизнесу платить налоги в казну нашей страны!

- Допускаете ли, что можете вернуться в бизнес, связанный с финансовым сектором?

- Я не хочу этого. Сейчас мне это неинтересно. Как частный консультант я могу быть помощником или ментором, но только не сотрудником или участником бизнеса. Да и по банковскому законодательству в банках могут работать или владеть значительными долями только люди с незапятнанной репутацией. Если у моего банка отозвана лицензия, то априори я в этом бизнесе больше нежелательный участник.

- В каких направлениях планируете двигаться в плане нового бизнеса?

- Произошедшее с Тrasta komercbanka стало для меня шоком, поэтому мне нужно было время для новых идей. Но с конца прошлого года я стал готовить новое предприятие - Rigas Seifi. Это комплексное хранение предметов с повышенными мерами безопасности. То есть мы предлагаем частным лицам безопасное хранение ценных и очень ценных для них предметов. Основа, хотя и не самое главное, - это две камеры железобетонных хранилищ ( на английском языке есть термин Private Vaults) , оборудованные более чем 3000 сейфами пяти размеров. 

Имея опыт работы в банке, я думаю, мне удалось реализовать эту идею. Я проанализировал, как это работает в других странах. Оказалось, что переход управления частными сейфовыми хранилищами от банков к небанковским организациям - это тенденция с 2012 года. Частные компании и раньше существовали, например, в Швейцарии, но сейчас банки в Европе закрывают этот бизнес как нерентабельную услугу, больше уделяя вниманию онлайн-банкингу. В нашей стране мы стали первой частной компанией по сдаче в аренду сейфов с уровнем безопасности не ниже, чем в банках (те же технические средства защиты и круглосуточная вооруженная охрана), мы единственные, кто в Латвии страхует сейфы от взлома и пожара.

Вторая составляющая бизнеса - это услуга Fine Art & Antique Storage (Walk-in Vaults). Что это значит? При необходимости, например, при долгом путешествии, при временной работе за рубежом и т.д. вы можете оставить у нас на хранении наиболее ценные предметы искусства, мебели, антиквариата, картины. Для этого мы предоставляем клиенту отдельные боксы, большие шкафы-сейфы и даже целые комнаты. Уровень безопасности все тот же, что и в сейфовых хранилищах. И еще мы - единственная компания, которая предлагает услугу «холодного» хранения криптовалюты.

Еще одно направления бизнеса хранения - создание склада Free Port . Это услуги хранения предметов искусства, золота, коллекций монет и вин в безналоговом складе. Эта услуга востребована для клиентов, которые хранят все эти предметы с инвестиционными целями. И для них очень важно иметь возможность продать свои коллекции в любую точку мира, экономя при этом на пошлине - при хранении на специальном складе в нашей стране . Это услуга мультинациональная и привлекла бы внимание к Латвии многих иностранных инвесторов. То есть опять ставка на нерезидентов! 

Ключевые слова

Поделись новостью