Мнение: Что не успел сказать Кайминьш?

Сандрис Точс
27.06.2018 14:50:00

 «Через пять дней после моего выступления против Расначса меня арестовали. Не отправили в отставку Расначса, а арестовали Кайминьша», - в разговоре с Dienas bizness рассказал депутат Сейма Артус Кайминьш.

Вас задержали в самом начале заседания Сейма. Что вы не успели сказать?

Прежде всего, расскажу, что я успел сказать. На предыдущем заседании Сейма до моего задержания я вышел на трибуну. Главное для меня было сказать, что те, кто проголосует против отставки Расначса, воздержатся или снимут свои карточки с машины для голосования, поддерживают мафию администраторов неплатежеспособности в Латвии. Это было с примерами, почему это так и есть. Но неожиданно на том заседании Сейма был объявлен перерыв до среды следующей недели.

Может быть напомните, что вы упомянули в том знаменитом выступлении?

Я рассказал об известном факте, когда министр юстиции Расначс в Facebook хвастался своим дебютом катания на SUP-доске в тот самый вечер, когда был застрелен Мартиньш Бункус, и не взял на себя никакой ответственности - моральной или политической. Не выполнил свои обязанности министра. Уверен, что все в порядке. Если интересно, можно посмотреть эту речь в моем профиле на Facebook за 14 июня.

Однако я попросил еще одну отставку, которая, на мой взгляд, абсолютно необходима. Господина Ашераденса. Три месяца назад, когда я поднялся на трибуну 8 марта, я сказал: г-н Ашераденс, я не буду голосовать за вашу отставку, потому что вы с этой трибуны пообещали, что компонент обязательной закупки электроэнергии (КОЗ) является нечестным налогом, которого не должно быть, и что вы будете нести ответственность за это по сути дела, и что это дело в коне концов в Латвии будет закончено. Этот скрытый налог КОЗ.

У господина Ашераденса было три месяца. Если я не ошибаюсь, было написано в целом 19 запросов. Но все они были отклонены комиссией Сейма по запросам. Г-ну Ашераденсу не пришлось отвечать на все эти вопросы. Вместо этого Ашераденс за государственные средства созвал рабочую группу из 35 человек. Арендовал аутсорсинг за госсредства, и не думаю, что это было дешево. Мне кажется, что там был Ernst & Young. Таким образом, 35 человек и Ernst & Young пойдут и проверят электростанции. Но в результате Ашераденс недавно вышел и сказал: мы пришли к выводу, что с КОЗ ничего нельзя сделать, от него нельзя избавиться, но видите, мы в рабочей группе очень сильно трудились над этим вопросом.

Мы также видим, как был выбран кандидат на должность генерального директора Службы государственных доходов Скуиньш - заседала целая рабочая группа и целая комиссия. За немалые госсредства. А Алдис Гобземс просто 15 минут посидел в интернете и связал между собой все эти схемы, откуда пришел Скуиньш, Мартинсонс и все остальные в этой цепочке.

И все же про КОЗ. 

Мы в партии говорили, что этот КОЗ можно ликвидировать. Но это можно сделать, только если ты у власти. Будучи в оппозиции, мы можем только рекомендовать. Потому что у партий власти есть коалиционное соглашение. И первым пунктом в нем значится не поддерживать ничего, что требует оппозиция. Совершенно глупый и тривиальный пример. Горит дом. Ты внутри этого дома, но ты из ZZS. И я Артус Кайминьш. Мы оба в этом доме внутри. Я говорю тебе: бежим прочь, горим же, ты сгоришь сейчас! Но ты не можешь в принципе бежать прочь, поскольку ты не можешь поддержать ничего из того, что говорит оппозиция.

КОЗ был введен в последние дни премьерства Ивара Годманиса, когда министром экономики был Герхардс. Однако большинство лицензий было выдано во время премьерства Валдиса Домбровскиса, когда министрами экономики были Кампарс и Павлютс, а госсекретарем в этом министерстве был Юрис Пуце. И сейчас они идут с флагами, что там что-то изменят! Ну это же несерьезно. КОЗ, без сомнения, это скрытый налог. Вот почему это элементарно. Тогда так и говорим. Переименуем, например, КОЗ на ZDG.

Что такое ZDG?

Это неважно. Можно придумать другую аббревиатуру. Допустим, хотя бы «плата за поддержание электрической мощности». Просто придумаем новое название для этого налога. Принимая бюджет на 2019 год, назовем КОЗ налогом. Теперь у него совершенно новый статус. Он становится легальным налогом. В этом году еще выплатим 200 миллионов евро, потому что в этом году уже ничего не поделаешь. А со следующего года все это выпускаем на свободный рынок. Пусть идут и продают эту электроэнергию, если смогут продать. На государство нельзя подать в суд за налоги. Поэтому мы с этим налогом можем делать, что захотим. Даже снизить до минимума. А если тебе что-то не нравится, поезжай в Чехию и производи свою крутую «зеленую» энергию там! Налоги касаются всего общества. В настоящее время обществу внушается, что государство затаскают по судам, будет подана жалоба в европейский суд, мы потеряем огромные суммы.

Простите, я не до конца понял. Какая обществу польза, если КОЗ будет переименован в налог, который общество продолжит платить, а электричество останется таким же дорогим?

Понимаете, если назвать его налогом, вы получаете возможность этот КОЗ легально уменьшать. Говоря простым языком, это юридический механизм, как отменить уродливую систему КОЗ. Затем, если государство решит, что нам нужно поддерживать возобновляемые энергоресурсы, можно ввести новую, разумную систему. Но это один из способов, как избавиться от существующей системы. И здесь не нужна рабочая группа из 35 человек и услуги Ernst&Young. Вот, уже есть предложения на столе. И это вам говорит оппозиционный депутат Артусс Кайминьш.

Это все, что вы хотели сказать на внеочередном заседании Сейма?

Нет, но было вот как. В среду было объявлено о созыве внеочередного заседания. Но, для того чтобы оно состоялось, слуги народа должны об этом знать. Мне на телефон не прислали сообщение о том, что это внеочередное заседание. Я знал, что будет заседание в десять, но не знал, что оно внеочередное. Об этом должно было быть сообщение, но у меня в телефоне его не было. А потом меня задержали. Сразу после принятия этого решения. И никто не был против. Проголосовали за незаконное решение. А именно, без имени и фамилии, дали разрешение на обыск все равно кого.

То есть вы не присутствовали, когда проголосовали за вашу выдачу?

Я опоздал на пять минут. Я бежал. Нет, я не присутствовал на голосовании. Я зашел внутрь, когда только что прошло голосование.

То есть вам не дали высказаться с трибуны, чтобы защитить себя?

Это как бы было по моей вине, потому что я опоздал на заседание на пять минут. Но я же ничего не знал. Мне еще журналисты звонили в девять утра, говорили, что в комиссии по мандатам и этике какой-то вопрос сейчас рассматривается. Весь Сейм дергался, потому что не понимал, кого собираются выдать. Меня арестовали на моем рабочем месте. Меня никогда не задерживали, у меня нет опыта, как все должно быть при задержании. Но юристы говорят, что мне должны  были объяснить, почему меня задерживают.  Я не знаю, как должно быть на самом деле, как происходит правильное и эффективное задержание. В любом случае, мне ничего не объяснили. Чего в результате добились? А добились того, что я не мог больше попасть на трибуну. Я не мог больше говорить и о КОЗ, что собирался сделать, потому что находился в камере. И я хотел также еще раз напомнить всему обществу, что должна произойти отставка Расначса и уйти он должен сам. Через пять дней после моего выступления против Расначса я был арестован. Не Расначс ушел в отставку, а Кайминьша арестовали.

Как вы считаете, вас убрала «мафия неплатежеспособности» или мафия КОЗ?

Думаю, что эти люди дублируются, если честно. Они дублируются, и, возможно, там есть мафия и какой-то другой сферы. Но, если они мне хотели заткнуть рот, то с их стороны это был совершенно неверный шаг. Со стороны тех, кто принимал решение «убрать» меня. С учетом всех санкций, обысков, со всеми неправильными адресами, которые были указаны. И спасибо моему адвокату, который это заметил! Обыск проводился по моему фактическому месту жительства, где я снимаю квартиру. Обыск проводился по моему декларированному месту жительства, где я не живу уже пять лет, где живет моя бабушка с двумя собаками. Они поехали к моей маме на Тейку, где я бываю примерно раза четыре в год - на Пасху, Рождество, Новый год и мамин день рождения. Я там не живу уже двадцать лет. И там был указан неправильный адрес. Адвокат это заметил. И обыск там не состоялся. Это какое-то «Поле чудес». Они вытаскивают сначала один листочек - поедем обыскивать туда. Затем другой - едем в Гарциемс. И в тот момент я все понял. Можете меня бить, но я знаю, что на себя взял. Но не трогайте мою семью! Я просил, чтобы этот обыск отменили, потому что я там не живу, там ничего нет. И слышу, как следователь звонит этой Аните Ринго, которая ведет мой процесс, и она на другом конце кричит - ни в коем случае! Никакой отмены санкции не будет. Мы в объяснительной писали, что там живет 80-летняя бабушка, у которой проблемы с сердцем, и две собаки. И все.

Но вы же там могли распихать свои незаконно полученные средства!

Да, но с таким же успехом я мог спрятать их в своей морозилке, которую у меня дома не проверили. В Сейме у меня есть кабинет - я там мог что-то спрятать. Это не проверялось. Далее можно было проверить мой компьютер, который стоял в кабинете, но он тоже не был проверен. Могли проверить офис партии, где мы сейчас находимся. Но и это не было сделано. И моя машина не была проверена. Зато без ордера пришли к моей невесте, в ее дом. Люди же не знают, что нет листочка, который разрешает проводить обыск. Пускают. А они просто ловят нас на дурачка. То есть просто бьют по близким мне людям! Пусть не только мне, но и им будет плохо. Это просто сведение со мной счетов, я думаю. На следующий день для обыска выдали также Аскольда Клявиньша. Он уже был подготовлен. Юридическое бюро ему уже рассказало, что да как. А мне никто ничего не рассказал. Но на Аскольде Клявиньше они свои методы и «сдали», потому что это было отвлечение внимания. В чем заключается работа Аскольда Клявиньша в Сейме? Перенести Лиго с 23-го числа на 21-е. Потому что именно тогда цветет настоящий цветок папоротника. А латыши не размножаются, потому что дата неправильная. Я даже не хочу углубляться, крал он тот бензин или нет. Думаю, таких в Сейме много, кто живет в одном месте, а чеки за топливо подает, как будто живет где-то в другом месте. Нужно изучить этих депутатов из Дагды и Балвы. Но это такое отвлечение внимания. Ясно, что цель была не Аскольд Клявиньш, а я. Но общество-то то не глупое. Я выражаю огромную благодарность общественности, потому что у меня была огромная поддержка. Общество же понимает, что происходит. Что задерживают не боссов мафии, а тех, кто меньше всего защищен, кто находится не у власти, а в оппозиции. Но подобные действия, даже если их осуществляют правоохранительные органы, невозможны без согласования в высших эшелонах власти. Также и задержание Римшевича не представляется возможным без того, что об этом не знали все высшие должностные лица.

Мы все время говорим о KNAB, но запрос был от Генеральной прокуратуры?

Да, был запрос из Генеральной прокуратуры. Но без ведома  президиума Сейма это вообще невозможно. Понимаете, в чем дело. Фамилию генерального прокурора тоже упоминают в связи с  историей неплатежеспособности Latvijas Krājbanka. Фамилия его заместителя упоминается в связи с отношениями Вонсовича и Бункуса в контексте истории Trasta komercbanka. Это сделал Алдис Гобземс в передаче телеканала TV24 «Пресс-клуб», в которой от Национального объединения участвовал Александр Кирштейнс, между прочим. И остался очень недоволен тем, что там услышал. Таким образом, уже рассказано, а также показано, как эти схемы работают. Есть также отдельные документы, которые подтверждают эти схемы. Нужно также подчеркнуть, что в интервью в Сейме сразу после моего задержания Инесе Либиня-Эгнере, которая возглавляет комиссию по национальной безопасности, утверждала, что даже комиссия, представьте себе, не знала содержания вопроса о том, что и в какой связи будут решать о Кайминьше. Это «государство в государстве»! Потому что есть одна власть, которую ты, Сандрис, знаешь. А есть еще одна власть, которая работает параллельно.

Затронута эта «параллельная власть»?

Какая надобность в этих обысках, если, скажем, я был бы виноват? Даже если мои разговоры прослушивались. Даже если они «что-то знали». Где эта огромная угроза обществу, из-за которой надо было действовать с такой скоростью? Можно же было спокойно подготовить все эти обыски. Но, видимо, было что-то, что заставило все это ускорить. Я уверен, что это ниточка к действиям коллеги Гобземса и тому, что с ним связано. Он рассказывал, что его вызывали в уголовную полицию по делу Бункуса, хотя он Бункуса видел всего пару раз в жизни. Ни у них был общий бизнес, ни они были в противоположных лагерях мафии, ни он был на месте убийства. Но есть интересный нюанс. Если мы внимательно посмотрим передачу «Прямая речь», то там в одном месте Дзинтарс Расначс нам начинает угрожать, что нам придется отвечать за какие-то там дела. Таким образом, Алдиса Гобземса вызвали не для того, что дать показания по делу убийства Мартиньша Бункуса, а чтобы он дал показания, почему он раньше не передал в руки правоохранительных органов ту информацию, о которой публично говорит. Алдис Гобземс сказал – у вас уже годами есть эта информация, уважаемые господа! И на этом разговор прекратился. Алдис Гобземс обратился в Полицию безопасности, заявив, что его и его семье могут поступать угрозы. И, когда он это делал, ему было сказано – рабочее время закончилось, позвоните в другой раз! Однако он побывал в KNAB и в Полиции безопасности и рассказал о том, что знал. Он сообщил, что продолжит публично называть фамилии, которые мы все знаем. Но постепенно. Чтобы не было такого, что все в один день и публика не сумеет это переварить. И вот проходит несколько дней, и задерживают Артуса Кайминьша. Вам не кажется странным такое совпадение?

Вы знаете, что в последнее время часто звучит такое мнение, что перед законом все равны, в том числе и депутаты. Поэтому нет ничего особенного, если кого-то задерживают и производят обыск – как для обычного человека из народа.

Если KNAB хочет ввести законность, это нельзя делать незаконными методами. Нельзя это вводить, унижая людей. Заставляя приседать с голой задницей. Вам кажется это нормальным? Знаете, когда я оттуда вышел, я видел этих людей, их было человек 50, которые стояли под дождем и ветром часов шесть, так как власть издевалась и меня не выпускала. И они мне приносили чай. И мы поехали на передачу на телевидение. И на следующий день пытались обжаловать меру пресечения. Но, оказывается, у нас вообще нет дежурного прокурора! Доверенный адвокат Алдис Гобземс в 16.30 шел подавать жалобу. В результате у него спросили, есть ли у него ID. Документа у него с собой не было, так как он просто хотел подать жалобу. Начался обмен мнениями, в результате чего были вызваны два экипажа полиции, чтобы выяснить, кто такой Алдис Гобземс, которого никто не знает.

Может, он специально не взял с собой ID, чтобы получилась конфликтная ситуация с полицией, которая попала бы в прессу?

Вы понимаете, что жалобу может доставить и курьер, и почтальон? Речь идет не столько о самом моменте подачи и небольшом конфликте на месте. Это же полностью ненормально, что в правоохранительном заведении нет режима работы 24 часа в сутки, так же, как в скорой помощи! А если в заявлении написано, что кого-то хотят убить? Приходите после праздников, когда закончится Лиго? Кстати, полицейские, когда приехали, были очень доброжелательны. Они сразу поняли, что это нонсенс. Однако дежурному в Генеральной прокуратуре, мне кажется, надо было помочь подать заявление. Это задача государственной власти. А не вызывать два экипажа полиции, чтобы выгнать гражданина страны, который ищет у нее помощи.

Знаете, что вызывает беспокойство, глядя на таких героев нынешнего дня, как вы? Когда вы придете к власти, вы же не попытаетесь сделать то же самое со своими противниками и сразу забудете про законность? Какие у вас принципиальные установки, чтобы защитить законность в Латвии?

Одна из наших примарных установок в области законности – ликвидировать антиконституционное образование – коалиционный совет, в котором важные для государства решения принимают люди, которые не избирались. За столом совета этой коалиции может находиться мэр Вентспилса Айварс Лембергс, там может быть председатель партии «зеленых» Эдгарс Таварс, который не избран в Сейм, там может находиться Виестурс Силениекс, который также не избран в Сейм. Я могу называть еще и еще. Конечно, нужно такое место, где можно поговорить за закрытыми дверьми. Однако руководить государством должен премьер-министр, а не кто-то другой. Мы предлагаем Кабинет министров, который состоит из шести министров. Больше Латвии и не нужно. И я хочу особо подчеркнуть, что у нас, в отличие от той или иной партии, которая пытается выдать себя за «новую силу», никогда не было такого тезиса, что «все воры, всех надо посадить», тогда мы будем жить хорошо. Нам надо менять стиль мышления в отношении к государству – у тебя есть права, так как ты гражданин. У меня есть обязанности, так как я депутат, который представляет тебя, гражданина. У меня, как у слуги народа, есть обязанности, а у тебя есть право требовать у меня, чтобы я защищал общество. Необходимо диаметрально поменять мышление. Не депутатам надо указывать обществу, что делать, а обществу надо указывать депутатам, что оно хочет видеть в их решениях. У нас многие находящиеся при власти давно забыли, кто платит им зарплаты. Налогоплательщики платят всем зарплаты – чиновникам, высокостоящим должностным лицам и также учителям. Но одна из главных наших задач – уменьшить число министерств. И не для того, чтобы сэкономить, а…

А потому, что у вас нет столько кандидатов на посты министров?

(Смеется) После всего произошедшего я думаю, что у нас будет довольно хороший портфель министров для следующего правительства. Уменьшение числа министров необходимо, чтобы ликвидировать нынешнюю систему, где всегда можно скинуть с себя ответственность. Сказать, что это в компетенции другого министра. У государства в действительности только несколько функций. И их можно сосчитать на пальцах одной руки. Однако, например, в здравоохранении сейчас есть что-то, чем занимается Министерство здравоохранения, и что-то, чем занимается Министерство благосостояния. Министр, который отвечает за предприятия. Министр, который отвечает за государственные деньги. Министр, который отвечает за иностранные дела. И министр, который отвечает за дела внутренние и за безопасность. Шесть министров. Больше и не надо. А у нас тринадцать министров и премьер-министр. И еще межведомственный координационный центр, координирующий работу одного министерства с другим. В действительности это как пиявка, которая впилась и просто выпивает государственные деньги. 

Ключевые слова

Поделись новостью