Мнение: скандинавские должности, латвийские решения

Сандрис Точс
30.05.2018 13:13:00

Премьер-министр Марис Кучинскис сформировал рабочую группу по преобразованию финансового сектора, в которую входят представители трех скандинавских банков и одного, принадлежащего американцам, но нет ни одного представителя местного банка. Министр финансов Дана Рейзниеце-Озола ранее публично допустила ликвидацию десяти банков. В свою очередь бывший министр экономики Вячеслав Добмровский в интервью Dienas Bizness назвал такой состав рабочей группы намеком на дальнейшее развитие событий и присоединился к опасениям издания относительно образования в Латвии картеля скандинавских банков. 

Четыре крупнейших банка Латвии - "Swedbank", "Luminor Bank", "SEB" и "Citadele" - уже сейчас обслуживают 90% клиентов. Объем вкладов в резидентских и нерезидентских банках составляет 60% к 40%, а банки, принадлежащие местному капиталу, работают в основном в секторе нерезидентов. Однако вытеснение вкладчиков-иностранцев с латвийского рынка, что дополняется прекращением работы ABLV Bank и печально известным тезисом министра финансов о 5% вкладов нерезидентов, которые останутся в Латвии, совсем скоро может привести к ситуации, когда на латвийском рынке будут абсолютно доминировать четыре банка, представленные в рабочей группе премьера, в том числе три из одного региона – Скандинавии.

Влияние скандинавов в Латвии часто становится темой неофициальных бесед, но на официальном уровне процесс монополизации скандинавских банков никогда не рассматривался. Эта тема находится под странным табу. Возможно, связано это не только с тем, что скандинавские инвестиции "политически правильные", не только с тем, что латвийские СМИ традиционно находятся под влиянием скандинавов, не только с высокой репутацией этих стран, но и с тем, что латвийские должностные лица часто получают хорошо оплачиваемые должности в скандинавских структурах. Например, бывший руководитель Комиссии рынка финансов и капитала (КРФК) Улдис Церпс получил работу в шведской инспекции финансового надзора, а другой бывший руководитель КРФК Кристап Закулис стал членом правления "Luminor Bank".

В октябре 2017 года объединением латвийского филиала Nordea Bank AB и DNB Banka был создан новый банковский конгломерат Luminor Bank, который почти сразу стал вторым крупнейшим в Латвии по размеру активов, капитала и вкладов. По размеру выданных кредитов Luminor Bank стал первым в Латвии.

Европейская комиссия одобрила сделку, не усмотрев в ней угрозы для конкуренции. Латвийский надзорный орган за финансовым сектором и правительство также не усмотрели. 

Никто не увидел проблемы и в том, что в правление Luminor Bank назначен бывший глава КРФК Закулис. Даже раньше, чем закончился двухлетний срок ограничений для государственных должностных лиц, которые принимали решения или занимались надзором за учреждениями, в руководстве которых хотят работать после ухода с государственной должности. Закон о предотвращении конфликта интересов государственных должностных лиц строго регламентирует этот двухлетний срок. 

В случаях, когда человек претендует на важную должность в латвийском банке, КРФК всегда оценивает соответствие кандидата требованиям закона. В случае господина Закулиса у комиссии возражений не было, даже на не истекший срок посмотрели сквозь пальцы. 

А ведь именно в этом соль закона о конфликте интересов – устранить ситуацию, когда лицо получает как вознаграждение за услугу не взятку, а должность. С Закулисом тогда получается, что решений относительно одного из крупнейших банков он не принимал и функцию надзора за ним не выполнял. 

Подготовлено даже официальное заключение KNAB, в котором говорится, что Закулис, который перестал быть главой КРФК в январе 2016 года, последние пять месяцев провел на своей должности, не занимаясь никаким надзором и контролем за DNB Bankа, который теперь входит в Luminor.

В свое время Закулиса, бывшего работника Бюро по защите Сатверсме, выдвинули в КРФК президент Банка Латвии Илмар Римшевич и министр финансов Андрис Вилкс, который ранее долго работал экономистом в шведском SEB bankа.

То есть, с одной стороны, в банковском секторе Латвии идет процесс, сильно напоминающий образование картеля скандинавских банков, с другой стороны, наша государственная власть находится, возможно, под сильным влиянием скандинавов, причем этот процесс она не намерена ни замечать, ни останавливать. Напротив, выглядит так, что должностные лица не только не обеспокоены потенциальной монополией скандинавских банков, а сами резво участвуют в ее создании. 

Поделись новостью