Точс: Даже закрытый ABLV Bank - фантастически вкусный пирог!

Сандрис Точс
09.03.2018 16:10:00

"В кругах юристов циркулируют слухи" - с таких слов вчера в полдень начиналась главная новость на едином портале Латвийского телевидения и Латвийского радио. Можно только представить, насколько мощным является лобби желающих захватить ABLV Bank, если даже общественное СМИ в качестве главного сообщения публикует "опасения" анонимных юристов по поводу того, что предприятие может ликвидировать выбранный его же владельцами ликвидатор, а не кто-то, кого назначат со стороны.

Подумайте, ну не странно ли, что общественное СМИ, которое еще совсем недавно активно боролось с произволом администраторов неплатежеспособности и обличало Мариса Спрудса, теперь говорит совсем что-то другое? "Конфликт интересов" теперь якобы может возникнуть как раз у ликвидатора банка, которого назначили его владельцы, а не у выбранного за кулисами и затем назначенного ликвидатора.

Примечательно, что Латвийский совет присяжных адвокатов именно на прошлой неделе подал в Комиссию рынка финансов и капитала (КРФК) новый список претендентов, из которого "в случае необходимости" можно выбрать ликвидаторов банков. Адвокат Ивар Грунте говорит, что на включение в данный список претендовало более 40 адвокатов, но их имена не раскрывает.

В конце прошлого года кредитный портфель ABLV Bank составлял 1,01 млрд евро. Если средства вкладчиков из банка "ушли", то кредитный портфель никуда не исчез. Банку принадлежат ценные бумаги, бизнес и недвижимость. Даже закрытый ABLV Bank - фантастически вкусный пирог, который с удовольствием бы "съел" какой-нибудь "консорциум" юристов и политиков из властных кругов. Что из себя представляет это лобби юристов, которые хотят заполучить ABLV, и кто его лоббирует в политических кругах? Это один из важнейших вопросов, чтобы понять, что в дальнейшем произойдет с ABLV Bank.

К сожалению, нужно напомнить о странных сигналах со стороны Министерства финансов, которые прозвучали на прошлой неделе. Как только акционеры ABLV Bank приняли решение о самоликвидации, парламентский секретарь Минфина сразу же заявил, что существует возможность не разрешить банку самоликвидироваться. Хотя КРФК является автономным государственным органом, такие вроде бы непрямые, но достаточно четкие сигналы со стороны ответственного министерства нельзя не принимать во внимание. Напомним, что нахождение на должности главы КРФК в столь бурное для финансового сектора время, когда под всеми шатаются стулья, зависит от политического мнения и воли. Не говоря уже о тени подозрений, которую на надзор за банковским сектором Латвии бросает дело Илмара Римшевича. В такой ситуации, когда авторитет надзорной системы в целом пошатнулся, она, несомненно, стала больше подвержена влиянию. Не исключено, что повлиять на нее можно даже мнением. Мнением, которое звучит громче других или, с учетом собственной неясной ситуации, представляется кому-то более угрожающим.

Поэтому не стоит удивляться, если в ближайшее время хлынет поток информации с одной целью - подорвать репутацию владельцев ABLV Bank, чтобы создать мнение о том, что им нельзя доверять его ликвидацию. Понятное дело, что этому способствует и контекст, в котором произошло прекращение работы ABLV Bank.

Банк получил упреки от заместителя министра финансов США и сразу же после этого - со стороны сети Минфина США по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN). В международной прессе не раз высказывалась версия о том, что FinCEN вовсе не беспристрастно борется с отмыванием денег, а лоббирует интересы финансового сектора США в мире. Взять хотя бы скандал с панамскими документами, который очень мало затронул позиции именно американских офшоров. Америка с ее штатами Невада, Делавэр и Вайоминг, как известно, сама является одним из крупнейших офшоров в мире. Тем не менее информация, которая распространяется в мировом медиапространстве, в подавляющем большинстве касается британских или голландских территорий и даже Швейцарии, но только не офшоров и банков США.

В свою очередь в латвийских СМИ любое мнение, исходящее от органов США, до сих пор всегда воспринималось в основном абсолютно некритически. Это также может создать впечатление, что банк является достаточно беззащитной жертвой, чтобы его можно было захватить, не вызвав возмущение СМИ, если владельцев удастся достаточно  сильно очернить.

Однако случай с ABLV Bank отличается от всего, что было ранее. Здесь нет однозначной позиции. События развивались комплексно. Общество заметило и наличие политической мотивации, и то, что закрывать банк не было никаких экономических обоснований, потому что он располагает финансовыми средствами. Общество находится в недоумении, почему "прикончили" достаточно здоровое латвийское предприятие с почти тысячью работников только потому, что кто-то на другом континенте высказал какие-то подозрения. Думаю, что общество не простит этого в год выборов политику, который отдаст банк на растерзание. В свою очередь самоликвидация банка после расчета со всеми кредиторами станет хотя бы одним хорошим сигналом в остальном в достаточно печальной ситуации, который покажет, что латвийским банкам можно доверять. 

Ключевые слова

Поделись новостью