Урбанович: Почему Спрогиса сожрали так быстро и так дружно? Просто страшно оказаться голым-босым перед неизвестностью...

Dienas Bizness
10.07.2018 14:40:00

Противостояние в обществе по национальному вопросу бессмысленно, потому что единственный способ победить в нем – это решить проблему радикально, - об этом в своем профиле в социальной сети пишет пишет политик ("Согласие") Янис Урбанович. Как? То есть избавиться от вредной или ставшей «ненужной» национальности. Так делали турки – с армянами, немцы – с евреями. Это был самый жесткий вариант. Иногда применялся и мягкий: когда в Болгарии при Тодоре Живкове местных турок «переделывали» в болгар. 

"История, да и простая логика учат: если в национальном споре какая-то сторона замолчала, это вовсе не значит, что она изменила позицию. Это значит, что она просто молчит. И аналогия с пружиной, которую сжимают и которая рано или поздно обязательно «рванет» – самая уместная.

Поэтому все стратегии и тактики, направленные на то, чтобы загнать противоположную сторону «под лавку» или выждать полвека с гарантией, когда последний русский вымрет или перекрестится в латыша, бесполезны. Не чужие примеры, а собственный 30-летний опыт новой истории Латвии доказывает это. Казалось, латыши сделали все, чтобы опровергнуть обещания, данные ими во времена Атмоды своим «нетитульным» соседям (некогда – союзникам в борьбе с коммунизмом), – о мире и гармонии, о братстве и равных правах, о нулевом гражданстве и многоязычии, но и таким образом решить окончательно национальный вопрос не удалось.

Сегодня в этом вопросе мы находимся даже дальше от гармоничного гражданского общества, чем были 5 или 10 лет назад, потому что даже тогда, в целом, мы решали общие задачи успешнее и относились друг к другу с уважением.

Я твердо уверен: нужно договариваться. Весь ход мировой истории доказывает, что только вопросы, решаемые путем переговоров и компромиссов, были успешно закрыты. На смену самым жестким периодам, в которых первую скрипку играли военные, полицейские или радикалы-черносотенцы приходили здравомыслящие общественные деятели и политики. И только тогда приближались мир и согласие.

Будучи настойчивым и убежденным сторонником именного такого пути решения проблем, я переживаю, наблюдая за нынешними попытками создать радикальный фронт, противостоящий латышскому национализму. Я хорошо понимаю источники этого движения, настроения, которые двигают его лидерами. Но, господа и дамы, это – тупик. Позитивных плодов он не даст.

Любая радикализация – это тот же выхлоп пара, «движуха», от которых ничего не поменяется, но зато желающие могут проявить себя. Кто-то прорвется к трибуне. Кто-то порадуется возможности повыступать за правое дело. Кто-то поупражняется в публицистике, а кто-то в международном эпистолярно-дипломатическом жанре, попутно «добывая себе пиар» в фейсбуке и инстаграме.

Но дорогие мои «пострадавшие»! Вас – 300 тысяч. Я не могу не понимать и уважать тех, кто не боится высказываться, бороться за свои права, выходить на демонстрации и митинги, но – сколько вас? 3 тысячи, включая представителей спецслужб, полицейских и всяких прочих провокаторов? 1 процент? А 99 процентов сидят при этом по домам и смотрят «Королеву красоты»?

Не получится тут никакой революции! И не стоит надеяться на Путина: он не приедет на танке – не потому, что боится, а потому что ему не до вас. И добрый чиновник-правдолюбец из Брюсселя или Вашингтона, который бы встал на вашу защиту, тоже не объявится. Даже если он существует. Тем более, что в мировом масштабе ситуация в Латвии не так уж плоха – у нас не убивают и жгут, не стерилизуют принудительно «унтерменшей», люди не исчезают, а если их и арестовывают, то по закону, и даже на глазах у публики, и даже в светлое время дня. Это вам не Москва 37-го… 

Так что надежды на то, что можно разогреть «конфорку» революционной борьбы и сварить на ней съедобный суп, бесполезны. Более того, они только на руку новым шадурским и иже с ними. Они будут способствовать тому, что шадурскость, словно поганый лишай, будет распространяться все быстрее в обществе и заражать новые поколения.

Мир циничен, и меньшинство в нем, как правило, проигрывает большинству. Тем более, когда большинство красноречиво рассуждает о демократических ценностях, гражданском обществе, правовом поле. Вы заметили, что все гадости, которые у нас в стране совершаются, делаются именно «в правовом поле»? – так оно у нас было в свое время вспахано и засеяно.

Тут вот на днях мы с вами стали свидетелями того, как можно получить шанс изменить судьбу и тут же профукать его. На девять июньский дней Латвию посетила надежда на лучшее: Петерис Спрогис согласился возглавить список «Согласия». Он – человек, безусловно, порядочный, нравственный, честный, и за ним, наверняка, пошла бы часть латышей. Он мог изменить Латвию, но не смог. По-человечески его можно понять. В политическом смысле оценку его действиям даст история.

Почему «сожрали» так быстро и так дружно? Все просто. Появление такой фигуры и перспективы, открывающиеся с этим, могли создать условия, при которых пришлось бы отказаться от системы, прочно сложившейся и отлаженно работающей в нашей стране. Люди есть люди. Все они, в том числе и Шадурский со-товарищи, есть продукты нашего времени. Они помнят Атмоду, развал Союза, воссоздание Латвийского государства, дикий, а потом умеренно-дикий капитализм – они все знают, как СТРАШНО оказаться голым-босым перед неизвестностью.

Сегодня они научились себе во благо управлять большинством общества через сигналы и методы национализма. Другого – ни они, ни мы не знаем, не пробовали. Да и зачем? Модель, простая как 1-2-3, работает безотказно. Раз – призрак Путина. Два – дикий немытый русский из «Пурчика» или «Межика». Три – пугалка об очередной оккупации и прогноз погоды по Сибири. И готово: комбинация трех «кнопок» на протяжении трех десятилетий подряд позволяет латышским политикам выжимать из латышского народа любой нужный результат.

Можно ли жить по-другому? Наверное, да, но мы не пробовали. Более того, не хотим пытаться. Здесь вам, господа, не Швейцария, здесь – Латвия. Здесь работают так, как привыкли, для своих, а по-другому – боятся. 

И все же другого пути, кроме диалога, у нас нет. Пока в стране отсутствуют партии, которые могут договариваться, делать это надо на человеческом, бытовом уровне. Ведь у каждого русского есть в знакомых приличный латыш и, наоборот, у каждого латыша – достойный русский. С обеих сторон есть свои лидеры – общественные, культурно-художественные, религиозные. Начинать договариваться надо им. Ведь после травли, которая была устроена Спрогису, стало очевидным, что пока бояре не найдут компромисса, холопы будут продолжать рвать чубы друг другу.

Почему я надеюсь, несмотря на ужасную атмосферу в обществе и совершенно дикую политическую практику последнего времени? Потому что шадурские вымрут – человеческий век имеет предел. Им придут другие люди с другими навыками и опытом, прожившие другую жизнь и понимающие, что можно и нужно жить иначе. Более того, надеюсь, что хотя бы у некоторых из них будет желание жить и умереть в другой, счастливой, независимой и процветающей, Латвии, а не в нынешней уродливой «конструкции».

И, наконец. Тут пригласили на выставку художника Тиллерса, которая на днях открылась в Художественном музее в рамках празднования 100-летия Латвии. Называется она «Ceļojums uz nekurieni». Переведу для тех, кто не в курсе или не поверил своим глазам: «Дорога в никуда».

Конечно, понимаю, что художник имел в виду что-то свое, но на то он и художник, что, возможно, видит больше, чем мы с вами… Надеюсь, что и будут люди, которые не захотят жить в условиях полицейского государства и национальной ненависти, потому что, по меткому выражению Талейрана, «штыки хороши всем, кроме одного – на них нельзя сидеть».

И как мы можем разгрести эту кучу националистического навоза? Только путем договоренностей, прислушиваясь друг к другу и стараясь понять друг друга. Это – мягкий, неспешный путь, но он единственный, который дает реальные плоды. Обещания любых других путей – несбыточны и опасны". 

Ключевые слова

Поделись новостью