Бейтанс против Озолса: Конфликт с государственным учреждением разоряет предприятие

Янис Голдбергс
05.12.2018 13:00:00

Связанная с Aerodium компания Gaisa sporta sertifikācijas centrs (GSSC) больше не существует. Построенный на средства ЕС и государственные деньги воздушный туннель в Елгаве был продан на аукционе, поскольку Латвийское агентство инвестиций и развития (LIAA) начало судебное разбирательство. В Верховном суде 17 октября этого года LIAA проиграл суд без возможности обжалования. Спустя шесть лет судебных тяжб с LIAA в интервью Dienas Biznesam владелец Aerodium Иварс Бейтанс рассказывает об этом судебном разбирательстве и его последствиях.

«Aerodium начался в 2005 году. - рассказывает Бейтанс. - Мы были теми, кто купил у канадских производителей - Aerodium Canada - первый туннель. Построили его в Сигулде, после чего купили второй туннель. В 2007 году к нам пришли люди, которые разрабатывали проекты в LIAA. Рассказали, что есть один проект, в котором планируется построить туннель. В тот момент они уже нашли генерального подрядчика, нужно было найти поставщика технологий. Я предложил доверить эту работу канадской компании. Проекты центров полета, проще говоря, состоят из туннельной технологии и здания.

Авторы проекта LIAA согласились с тем, что Aerodium Canada является хорошим потенциальным поставщиком технологий. Канадцы также предложили в то время очень инновационное решение - туннель, который можно быстро демонтировать и перенести в другое место. Технологии могли работать в тремя разными способами: как с открытым вариантом оборудования, так и частично закрытым, а также полностью закрытым. Ту, которую предусматривал этот проект, мы также купили в Канаде. Тогда в компании GSSC у меня было 37% акций. Я принимал участие в управлении компанией, но я был ни единственным, ни крупнейшим акционером в правлении. В 2008 году мы установили туннель и завершили работы«.

По словам Бейтанса, проблемы начались позже. В 2008 году, когда пришло время импортировать всю технологию, владелец Aerodium Canada умер. Он был не только владельцем, но и главным инженером. «Это создало большую напряженность, - вспоминает Бейтанс. - Главный инженер умер, у нас было много вопросов про то, как собрать туннель, как он будет работать. Мы смогли собрать туннель своими силами, и он заработал. LIAA выплатила предусмотренную сумму - около 1,3 миллиона латов.

Бейтанс поясняет: как и для всех проектов LIAA, существовали коммерческие показатели, которые надо было достичь. 

«Вспомним, какой это был год. 2008 год - начало крупнейшего кризиса. С деньгами у нас было так плохо, что не хватало даже на маркетинг. Об обороте, который мы обещали в 2006 году, даже речи никакой быть не могло.

Бизнес-план был разработан на основе реалий докризисного экономического пузыря. - говорит он. - В 2009 году правительство Годманиса решило, что даст Aerodium возможность построить латвийский павильон выставки EXPO в Шанхае. Мы с большим энтузиазмом приняли этот вызов. 

Начали реализовывать этот проект, но в его середине стали поступать намеки от знающих людей, что нужно заплатить взятку за возможность работать. Мы эти намеки не приняли всерьез и взятку не платили. А потом начались проблемы».

Главная проблема была такая: деньги на реализацию проекта международного павильона задерживались. «Договор мы заключили в ноябре 2009 года, но в январе 2010 финансирования так и не было. Латвийский павильон при этом должен был открыться через 5 месяцев, в мае. Нам сознательно создавали трудности и абсурдные, бюрократические проблемы. Задержка с оплатой для реализации проекта EXPO была серьезной проблемой. 

Я уже не помню официальных пояснений причин задержки, но был даже момент, когда я заложил свой частный дом, для того чтобы положить основу для латвийского павильона в Шанхае. Это был абсурд, тратить свои личные деньги на создание государственного павильона для международной выставки.

Однако, несмотря на все трудности, мы закончили латвийский павильон, EXPO начала успешно работать». - говорит он.

И добавляет, что в итоге деньги все же получили, но не все. «У нас срезали несколько сотен тысяч латов за задержку. Совершенно точно, что мы ничего не заработали на этом проекте. Многие люди для EXPO работали бесплатно, только из чувства патриотизма. Ведь для Латвии тогда этот павильон стал историей успеха. Во многих международных рейтингах мы были в ТОП-10 среди всех павильонов мира. Таких успехов для Латвии EXPO больше не приносила - ни до, ни после нас», - считает Бейтанс.

Спустя год, когда большой конфликт с EXPO улегся, LIAA нашла возможность создать для компании проблемы в елгавском проекте.

«Крайне важно разделить туннель GSSC в Елгаве и EXPO. - поясняет Бетанс. - Это два полностью разных проекта. Официальной причиной было то, что нам не удалось достичь обещанных коммерческих результатов. Мы не обслужили обещанное количество людей, мы не достигли запланированных доходов, и поэтому LIAA потребовал вернуть все вложенные средства из фондов ЕС.

Параллельно LIAA послала в Елгаву для проверки «эксперта» туннеля Яниса Рудзитиса, который раньше никогда не видел ветровых туннелей. Он распечатал свою «экспертизу» на бланках Технического университета, чтобы, по его словам, «это выглядело бы более респектабельно», и эта подделка послужила дополнительным аргументом в пользу отказа от нашего проекта. Руководство Технического университета после этого в письменной форме заявило, что не имеет отношения к этому документу, так как у Рудзитиса не было ни задания, ни соответствующих знаний для проведения такой экспертизы. Это исследование LIAA нам не показало, а также не позволило аргументированно обжаловать или же указать на его недостатки, если таковые имеются. Мы впервые увидели этот документ в уголовных материалах дела в 2013 году. Я не знаю, как еще интерпретировать его, если как не ложь и сознательную подделку документов, чтобы дискредитировать нашу компанию и инкриминировать преступление«.

Полную статью «Конфликт с государственным учреждением разоряет предприятие» читайте в среду, 5 декабря в газете Dienas Bizness! Читайте газету Dienas Bizness в электронном виде!

Ключевые слова

Поделись новостью