Пятничное интервью с Илзе Винькеле: Здравоохранение одной ногой стоит в пропасти, и я отвечаю за свои слова!

Ольга Князева
31.05.2019 12:05:00

Доступность врачей и медицинских квот, а также повышение заработных плат медикам - это первоочередные задачи министерства здравоохранения. Кроме того, к 2021 году начнет действовать новый принцип страховой медицины, который, с одной стороны, не будет предусматривать деление на две корзины медицинских услуг, но все равно предусматривает минимальный взнос от тех жителей, не получающих  официальную заработную плату. Такое мнение в программе Латвийского радио 4 «Действующие лица», на которой rus.db.lv стал соведущим, высказала министр здравоохранения Илзе Винькеле.

- Принятая модель финансирования здравоохранения, предусматривающая деление на две корзины медицинских услуг, будет заменена на новую. Ради чего пришлось снова откладывать дело в долгий ящик?

- Как вы помните, в прошлом году в Латвии приняли закон о финансировании здравоохранения, который предусматривал введение страховой медицины, деление услуг на две корзины и фактически деление пациентов на две группы. Все эксперты сказали, что это будет большой ошибкой. А международные эксперты сказали, что эти две корзины - это дикость и полная чушь. Людей вдруг начали делить на правильных и неправильных налогоплательщиков, а врачей пытаются превратить в налоговых инспекторов.

Новый порядок будет таков: страхуются все жители Латвии, никого не делят ни по каким корзинам. Все работающие люди через свои предприятия будут автоматически застрахованы, а те, кто не работает по каким-то причинам, просто платят сами 1% от минимальной заработной платы, или 4,30 евро в месяц. Это, на мой взгляд, нормальная цифра. И мы постараемся добиться, чтобы этот взнос каждый год сохранялся на уровне 1% от минимальной зарплаты. Сейчас в Эстонии, где также есть страховая медицина, уходят от финансирования из социального бюджета и больше финансируют из основного бюджета.

- А что это изменит в жизни пациента? Очереди к врачам станут меньше?

- Сразу очереди не уменьшатся к врачам, это не так просто решить. Но самое главое - мы не вводим нечестный принцип, когда, если не дай бог, с человеком, не сделавшим взносы обязательного медицинского страхования случится несчастье и он окажется в коме, на 30-й день комы врачу пришлось бы принимать решение - лечить его дальше или нет. Мы лечим всех одинаково. Что касается пациентских взносов, то они будут меняться. Как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения. Например, эта странная цифра к семейному врачу - 1,42 евро. Мы ее округлим, или до 1,50 или до 2 евро, а может и до 1 евро. Но при этом за больницу человек платит 10 евро за койко-день, а если ему приходится лежать в больнице 2 недели? Выходит очень большая сумма. То есть где-то мы уменьшим взносы пациентов, где-то прибавим.

- Что делать тем людям, которые уже заплатили взносы за страховую медицину?

- Эти средства можно вернуть - написать заявление в Национальную службу здоровья. Деньги многим жителям уже вернули.

- На днях Организация по экономическому сотрудничеству заключила в своем исследовании про Латвию, что здравоохранение должно финансироваться из государственного, а не социального бюджета. Согласны с этим?

- Абсолютно согласна. Сейчас на 90% отрасль финансируется из государственного бюджета, примерно 8% - из социального, и оставшиеся 2% - это средства ЕС фондов. Эту систему менять нельзя! Если мы начинаем эту риторику о неплательщиках налогов, то извините, это к Службе государственных доходов, а не к врачам.

Если говорить о финансировании, то Латвия - чемпион плохих работ по выделению денег для медицины. Боремся за последнее место с Румынией. Очень важно добиться, чтобы наше здравоохранение получало бы 6% от ВВП. Это значит, что мы прямым образом снизили бы размер пациентских взносов. Сейчас жители Латвии из своего кармана оплачивают примерно 42% от всех расходов на медицину. Причина - невозможность попасть к врачу из-за нехватки государственных квот. И это жуткие пропорции! Давайте просто признаем, что у нас платная медицина.

- Что изменится в бюджете 2020 года, учитывая, что бюджет 2019 года - технический?

- Позиции отрасли снова плачевны. Недостача денег в здравоохранении - примерно 150 млн евро. Это значит, что если так и будет, то мы не сможем позволить себе рост зарплат медикам, и это повлечет за собой настоящую катастрофу. Я отвечаю за свои слова. Потому что за последние два года, когда в здравоохранении повышали зарплаты, началось осторожное движение обратно в профессию. Люди остаются работать в больницах, в некоторых случаях даже возвращаются. Если мы им сейчас скажем - Извините! - я вообще не представляю масштабы катастрофы, которая произойдёт. Мы уже одной ногой в этой пропасти.

Я рассказываю об этом своим коллегам-министрам. Конечно, каждый из них считает, что его отрасли надо больше всего денег. Но давайте посмотрим на факты. Например, общее образование мы финансируем больше всех в ЕС. То же самое касается самоуправлений. А здравоохранение мы не дофинансируем просто в ужасных объемах. В Латвии в два раза меньше медсестер, чем в среднем по ЕС. Поэтому мы проявили наглость и попросили дополнительно 200 млн евро. Если мы получим дополнительно хотя бы 150 млн евро, то кое-как сможем удержать финансирование отрасли на уровне 4% от ВВП.

- Люди часто не понимают простую вещь: почему при том, что население Латвии постоянно убывает, а бюджет здравоохранения растет каждый год, ситуация в сфере с каждым днем становится хуже?

- Потому что на здравоохранении каждый год экономили. И так было все 30 лет после восстановления независимости Латвии. Раньше люди еще как-то вкручивались, кто-то лечился по знакомству. А сейчас технологически медицина сильно продвинулась, и нам приходится закупать очень дорогое оборудование, покупаем дорогие маммографы и томографы. И потом, тот факт, что врачи и медсестры могут хоть завтра уехать работать в другие страны, и работать именно в профессии, заставляет нас действовать. Нам нужно повышать зарплаты медикам, иначе нас некому будет лечить.

- Сколько в среднем зарабатывает врач в Латвии?

- Разница между разными врачами может быть огромная. Например, некоторые региональные больницы приглашают редкого специалиста и платят ему 500 евро за одно дежурство. Региональные больницы могут себе это позволить - они работают даже с небольшой прибылью. За региональными больницами будущее. Дальше будет так: все сложные манипуляции будут делаться в Риге. Привезти человека с любой точки Латвии можно с помощью вертолета или современных машин скорой помощи. Например, нейрохирургия через 5 лет останется только в Риге. Останутся 3-4 региональные больницы, и дальше - районные больницы, где будет представляться качественная помощь, но на более простом уровне.

- Что касается доступность медицинских услуг, то ситуация тут плачевная. По квотам люди не могут попасть к врачу месяцами, зато платные приемы доступны почти сразу. С детскими врачами ситуация не лучше. Когда это изменится?

- Да, эта ситуация совершенно ненормальная. И к сожалению, решить эту проблему прямо завтра невозможно, я такое и обещать не могу, иначе я просто совру. Первая проблема - это семейные врачи, которые являются довольно сложной публикой. Они сегодня часто ограничиваются просто направлением к нужному специалисту, хотя могли бы выполнять более широкий круг задач. Вторая проблема - нехватка врачей, особенно детских. И третья проблема - как мы регулируем очереди к врачам. В одной поликлинике может быть большой спрос на конкретного специалиста, а в другой намного меньше. По идее, роль регулировщика должна выполнять специально созданная программа на портале piearsta.lv, но система крайне неудобная. На днях мы встречались с программистами, которые обещали сделать новую аппликацию, которая будет работать как приложение в мобильном телефоне. Эта аппликация как раз поможет людям очень быстро находить свободную запись к нужному специалисту.

С детскими стоматологами ситуацию тоже хотим решить с помощью новой системы, при которой родители могут лечить зубы ребенку за свои средства, а потом получить их назад от государства с помощью подачи налоговой декларации.

- Собираетесь ли вы заняться вопросом снижения цен на лекарства? Есть ли тут проблема?

- Да, здесь есть проблема. Во-первых, это вертикальная интеграция с оптовиками лекарства. Мы не можем провести национализацию аптек, но договориться с ними мы сумеем. Например, 6 июня мы будем говорить со всей индустрией о формуле наценок на лекарства. Сейчас есть потолки наценок, и конечно, их применяют максимально. Это тоже можно решать. В плане снижения цен на лекарства я - оптимист, и это получится у нас быстрее, чем снизить очереди к врачам.

Ключевые слова

Поделись новостью