Расхищение ABLV - второй подход 

Сандрис Точсспециально для DB
11.02.2019 10:36:00

Ничего не закончилось. Более 2 млрд евро - слишком лакомый кусок, чтобы мафия администраторов неплатежеспособности успокоилась, разрешив процессу самоликвидации ABLV Bank проходить под контролем КРФК. 

У меня есть информация, что по-прежнему ведутся попытки любой ценой добиться ликвидации ABLV, используя в качестве предлогов различные требования США и различие мнений между КРФК и Службой контроля.

Вероятно, будет попытка сместить с должности председателя КРФК Петерса Путниньша и совет КРФК, назначив на его место тех, кто будет выполнять не закон, а приказы, полученные со стороны.  

Подобраться к Путниньшу не так уж и просто, потому что КРФК - совершенно независимый орган, руководителя которого назначает и смещает Сейм. Нельзя так просто уволить председателя и совет КРФК. Чтобы это сделать, нужно основательно подготовить общественное мнение, изобразив ситуацию в максимально черном цвете, что, по-моему,  наиболее эффективно делают бывший министр финансов Дана Рейзниеце-Озола и руководитель Службы контроля Илзе Знотиня.    

Используются приемы, которые, как мне кажется, граничат с нарушением ст. 194.1 Уголовного закона «Распространение не соответствующих действительности данных о состоянии финансовой системы Латвийской Республики». Высказывания министра финансов, прозвучавшие после заявления FinCen США от 13 февраля прошлого года - начиная с фразы о том, что проблемы могут быть еще у 10 банков, и заканчивая ноябрьским заявлением о том, что SWIFT якобы объявил Латвию государством высокого риска. После этого региональное представительство SWIFT заявило, что такой информацией не располагает, КРФК провела проверку, и оказалось, что никаких трудностей в сети SWIFT нет. Банки тоже подтвердили, что процессы идут обычным порядком. Какова была в таком случае цель заявления Рейзниеце-Озолы? 

Уже в прошлом году на КРФК очевидно оказывалось огромное давление,  чтобы политически повлиять на решение независимого, с точки зрения закона, регулятора в вопросе самоликвидации ABLV Bank. По принятым в ЕС и во всем мире принципам КРФК является независимым регулятором финансового рынка, на которого политическая власть не может и не должна влиять. Ни премьер, ни другой политик не могут давать КРФК указаний. В заседаниях КРФК с правами советника могут участвовать президент Банка Латвии, его заместитель и министр финансов, и это все. По закону, решения КРФК не надо согласовывать с правительством или подведомственной ему Службой контроля. Они могут быть только доброй волей КРФК и желанием прислушаться к советам. КРФК и Служба контроля не равноценны по статусу. КРФК - независимый регулятор, Служба контроля подчиняется правительству, ее контролирует министр внутренних дел.   

Недостаточно замеченным остался тот факт, что с 1 января 2019 года уменьшена независимость Службы контроля - в направлении политизации. До 1 января это было независимое учреждение,  подконтрольное прокуратуре, теперь оно подконтрольно политикам. Это полностью противоположное направление, чем было раньше - усиливать независимость органов от политической власти. С чем связан этот поворот? Почему начиная с этого года борьба с отмыванием денег  должна находиться под политическим влиянием? Самый вероятный ответ - стремление политически повлиять на процесс ликвидации ABLV Bank. Захват и расхищение ABLV Bank, вероятно, по-прежнему остается главной «политической идеей» для латвийской мафии администраторов неплатежеспособности. А Служба контроля - рычаг, чтобы в это вмешаться.   

Именно поэтому доклад Moneyval преподносится как главная задача латвийского правительства и смысл его существования, потому что это очередной предлог оправдать политическое вмешательство в процессы там, где оно недопустимо - отношения клиента с банком, законное право лица получить свои деньги. Деньги должны выплачиваться любому, кому они полагаются по закону, а не в зависимости от мнения премьера. Премьеру не следует высказывать свое мнение по конкретным вопросам, в которых у него по закону мнения быть не должно. Но это происходит. Премьер интерпретирует правила Кабмина, расширяя их своими размышлениями, комментирует методологию проверок кредиторов ABLV, тем самым побуждая КРФК действовать не так, как прописано в законе, а как-то иначе. Зачем? чтобы спровоцировать вопрос об отставке КРФК в случае, если КРФК откажется выполнять эти требования?

Регулятор может действовать только в соответствии с законом, а не с мнением премьера, но неподчинение может быть интерпретировано как нежелание «вступить в борьбу с отмыванием денег». Возможно, и премьер-министром Кариньшем манипулируют, ловко используя его личность и происхождение. Однако может получиться так, что, желая отстаивать интересы США, Кариньш защитит тем самым интересы латвийской мафии администраторов неплатежеспособности.

Поделись новостью