Расмуссен спас банк PNB. Кто спасет остальные?

Сандрис Точсспециально для DB
09.04.2019 11:55:00

Бывший генсек НАТО Андерс Фогг Расмуссен спас банк PNB (бывший Norvik), членом совета которого он является. Кто спасет остальные банки? Такой вопрос возникает при виде запланированных правительством изменений в банковском надзоре, которые фактически означают подчинение Комиссии рынка финансов и капитала (КРФК) политическому рынку.

Разве неясно, почему советник премьера Имант Парадниекс, сидя в парламентской комиссии, изучает мужскую моду? Парадниексу до осени нечем заняться. Только осенью начнется настоящая работа, когда предусмотрено «скинуть» нынешнее руководство КРФК, чтобы «взяться за дело». Какое дело? Не за демографию, а за банки! Официально Парадниекс является советником по вопросам демографии. Но вспомним, что именно он был в прошлом году автором поправок к закону о КРФК, предусматривающих, что всех членов КРФК назначает Сейм.

«Попытка улучшить банковский надзор или лоббировать интересы администраторов неплатежеспособности?» - такой вопрос задавала тогда новостная служба общественного телевидения.  Премьер Кучинскис, ссылаясь на просьбу США, просил отложить эти поправки. Примечательно, что сейчас такие же поправки продвигает правительство Кариньша, в котором Парадниекс является советником премьера.  

11 марта 2019 года произошло мало замеченное, но примечательное событие. Европейский центробанк принял под свой прямой надзор небольшой латвийский коммерческий банк PNB. Под надзором ЕЦБ в Латвии сейчас находятся Swedbank, SEB и PNB.

Как правило, под надзором ЕЦБ находятся три крупнейших банка страны. Почему вдруг надзор ЕЦБ применен к совсем небольшому банку PNB? Официальное разъяснение — требование PNB к Латвийскому государству, из-за которого применен надзор ЕЦБ. Однако председатель правления РNB Оливер Брамуэлл дал достаточно ясный намек о том, что банк озабочен справедливым отношением в рамках «латвийского регулирования». По сути, PNB вежливо заявил о том, что не верит Латвийскому государству, а ЕЦБ своим решением согласился с этими опасениями. В глаза бросается тот факт, что небольшой PNB не находится среди тех крупнейших банков ЕС, за которыми надзирает ЕЦБ. Возможно, помогло то, что бывший руководитель НАТО является заместителем председателя совета PNB? Что происходит такого, что PNB надо спасаться под надзором ЕЦБ?

Происходит стремительная политизация латвийского финансового сектора и недопустимое вмешательство в работу финансового регулятора, который по общепринятым в мире стандартам надзора за банками является независимым. Мы уже пережили фантастическое политическое давление на руководство КРФК, чтобы не допустить самоликвидации ABLV. Руководство КРФК удержалось, и финансовый регулятор продемонстрировал независимость. Ответ политиков не заставил себя долго ждать. Правительство 26 марта 2019 года поддержало поправки к закону о КРФК, предусматривающие 1 октября передать в Сейм на утверждение новый совет КРФК. Каждого члена этого совета будет утверждать Сейм, а досрочное отстранение руководителя КРФК в дальнейшем можно будет инициировать подписями десяти депутатов. Председателя КРФК и членов совета будет подыскивать Кабинет министров. Фактически, финансовый регулятор будет подчинен политическому рынку.    

Администраторы неплатежеспособности с 1 октября получат политическое влияние на КРФК.

Председатель КРФК Петерис Путниньш уже заявил, что принятые правительством поправки к закону о КРФК нарушают основные принципы банковского надзора. Он совершенно прав, но, думаю, в Латвии его не услышат. Латвийскому финансовому регулятору нужно обратиться за международной помощью, возможно, официально обратиться в Базель, в Брюссель, Вашингтон. Туда, где понимают значение принципов. Что будет происходить в реальной политической среде Латвии?  За каждого члена КРФК начнется политический, а, возможно, и фактический торг. Руководитель КРФК при наличии нормы, что десять депутатов могут инициировать его отзыв, будет подвержен риску политического шантажа. Ответ, почему политикам так сильно надо подчинить себе КРФК именно сейчас, более чем ясен.  Происходит самоликвидация ABLV Bank под надзором КРФК. Из-за задержки с методологией выплаты кредиторам начнутся не ранее чем летом. Активы ABLV составляют 2,4 млрд евро, в том числе примерно 1,4 млрд — деньги. Возможно, с подчинением КРФК политическому влиянию кто-то надеется политически повлиять и на выплаты кредиторам ABLV. Но осенью вопрос может стоять не только об ABLV.

Вспомним сказанное министром финансов Даной Рейзниеце-Озолой — проблемы могут быть у десяти банков в Латвии. За недолгий период банки Латвии потеряли примерно 10 млрд евро денег иностранных клиентов. Долларовые платежи иностранных клиентов по сравнению с 2014 годом уменьшились в 24 раза. До указанного срока 1 апреля более половины зарегистрированных в Латвии банков не смогли подать аудированные годовые отчеты. Каждый банк, у которого возникают проблемы, может быть лакомым куском для администраторов неплатежеспособности, влияние которых на политиков и партии в Латвии известно. Поэтому фактически администраторы неплатежеспособности станут теми, кто с 1 октября через политиков получит влияние на КРФК, если только Сейм не отклонит опасные поправки к закону!

Поделись новостью